Устойчивость к антибиотикам Почему это важно знать

Война микромиров продолжается

Почему с каждым годом все острее становится проблема устойчивости бактерий к антибиотикам, «РГ» рассказал ректор Смоленского государственного медицинского института, главный внештатный специалист Минздрава РФ по клинической микробиологии и антимикробной резистентности, член-корреспондент РАН Роман Козлов.

Роман Сергеевич, действительно ли этим пациентам не помогают все имеющиеся в распоряжении врачей антибиотики?

Роман Козлов: Это не совсем так. Если тяжесть состояния пациента действительно обусловлена присоединением бактериальной инфекции, своевременное назначение адекватной антибиотикотерапии высокоэффективно. Подчеркиваю — именно своевременное и адекватное. Но в ряде лечебных учреждений ситуация осложняется тем, что недоступна современная микробиологическая диагностика. Где-то ее и раньше не было. А где-то она стала недоступной из-за того, что клинический материал с накоплением возбудителя от пациентов с COVID-19 может исследоваться только в лабораториях, лицензированных для работы с микроорганизмами 2-й группы патогенности (вирус SARS-CoV2 отнесен ко 2-й группе патогенности), а у большинства лабораторий такого допуска нет. Поэтому подбирать антибиотики приходится эмпирически.

В этих условиях критически важным является наличие достоверных данных о резистентности основных возбудителей к антибиотикам в конкретном регионе. Этими исследованиями занимается наш университет и функционирующий на его базе Федеральный центр мониторинга резистентности к антимикробным препаратам. Эти данные по нашей стране можно найти на ресурсе «Карта антибиотикорезистентности России» https://amrmap.ru/.

И это действительно огромная проблема современной медицины, в том числе и отечественной.

Значит, нужны совсем новые антибиотики?

Роман Козлов: Нужны не только новые антибиотики, активные в отношении резистентных микроорганизмов, но и современная микробиологическая диагностика, позволяющая быстро и качественно выявить возбудитель инфекции и определить, к каким антибиотикам он сохраняет чувствительность. Причем даже появление новых антибиотиков ни в коей мере не снизит роль микробиологической диагностики. Совсем наоборот. Ни один из разрабатываемых в настоящее время препаратов не решит кардинально все проблемы антибиотикорезистентности. И если где-то кто-то скажет, что такой препарат изобретен, — не верьте! Новые антибиотики — это очень дорогие лекарства, поэтому некачественная диагностика приведет не только к неэффективности лечения, но и к существенным экономическим потерям.

Чем вызывается столь быстрый рост лекарственной устойчивости — неконтролируемым приемом антибиотиков населением или неправильным их применением в лечебной практике?

Роман Козлов: К сожалению, оба ответа будут верны. Поэтому и действовать нужно комплексно, особенно в сфере образования — как медицинских специалистов, так и населения в целом. Однако жесткие ограничительные меры, штрафы, наказания не смогут коренным образом изменить ситуацию. Образование и еще раз образование! Люди должны понимать, как следует поступать правильно, и почему именно так. Только в этом случае мы можем рассчитывать на успех. С этим связана подготовка и создание совершенно новой врачебной специальности — «Медицинская микробиология», профессиональный стандарт по которой сейчас находится на заключительных стадиях обсуждения.

Все ли антибактериальные препараты, имеющиеся на мировом фармрынке, доступны в нашей стране?

Роман Козлов: К глубокому сожалению, пока нет. В США и странах Европы уже зарегистрирован целый ряд антибиотиков, на данный момент недоступных в нашей стране. Некоторые из них были бы сейчас чрезвычайно полезны. В чем тут проблема? Новые препараты не могут быть дешевыми, а ниша для применения новых антимикробных препаратов относительно невелика и требует наличия качественной микробиологической диагностики. Существующие модели здравоохранения во всех странах пока не могут обеспечить достаточный объем финансирования применения новых антибиотиков. Видимо, пришло время переосмыслить наше отношение к антимикробной терапии. Фактически лечение инфекций должно выглядеть примерно так же, как это уже сейчас происходит в онкологии — целевая терапия (в большинстве случаев очень недешевая), основанная на современной микробиологической диагностике. Другого пути просто не существует.

Читайте также:  Состав крови, клетки крови

Какие подходы к решению этой проблемы существуют, помимо антибиотиков? Были надежды на применение молекул-бактериофагов — оправдались ли они?

Роман Козлов: Другие методы лечения бактериальных инфекций есть, но в ближайшее время они никак не смогут заменить антибиотики. Упоминания, на мой взгляд, заслуживают три «альтернативных» направления.

Начнем, конечно, с бактериофагов. На первый взгляд, эти вирусы, избирательно поражающие бактерии, выглядят крайне привлекательно как метод лечения инфекций. Но в реальности, во-первых, не существует универсально активных бактериофагов, то есть всегда существуют клоны микроорганизмов, мало восприимчивые к отдельно взятым фагам. Более того, микроорганизмы могут приобретать устойчивость к бактериофагам даже быстрее и легче, чем к антибиотикам. Проводившиеся ранее исследования не соответствуют современным стандартам клинических испытаний, в связи с чем доказательная база по клинической эффективности бактериофагов крайне недостаточна. Хотя, безусловно, в будущем бактериофаги могут стать одной из опций для терапии инфекций. Правда, скорее всего, в основном хронических, когда есть время выделить возбудитель инфекции и подобрать активный «фаговый коктейль».

А какие еще направления перспективны?

Роман Козлов: Еще одна возможная альтернатива антибиотикам — это моноклональные антитела, специфичные для конкретных возбудителей или их токсинов. Несколько таких препаратов находятся на различных стадиях клинических исследований. Но они не смогут заменить «классические» антибиотики. Кроме того, стоимость моноклональных антител также будет очень высокой.

И, наконец, группа препаратов, на настоящий момент представленная только одним продуктом, который находится на стадии клинических испытаний. Это липосомы (искусственно созданные микроскопические пузырьки, которые состоят из одного или нескольких слоев, разделенных между собой водной фазой, по своей структуре похожи на мембраны клеток. — Ред.). Фрагменты их стенок имитируют мишени бактериальных токсинов и, соответственно, эти токсины связывают. Но и этот препарат — не замена «классическим» антибиотикам, а дополнение к ним.

Можно ли сказать, что сокращение неконтролируемого приема антибиотиков существенно улучшит ситуацию?

Роман Козлов: Могу ответить: и да, и нет. Удручает то, что мировое сообщество, уже давно понимая вред неконтролируемого применения антибиотиков, так и не предприняло достаточных усилий для контроля ситуации. Конечно, если мы действительно серьезно, а не формально возьмемся за решение этой проблемы, ситуация улучшится. Но для этого нужны осознанные комплексные меры, включающие образование, повышение уровня микробиологической диагностики и инфекционного контроля, обеспечения современными антибиотиками. Все это, естественно, требует иного уровня финансирования. Но без этого улучшить ситуацию вряд ли возможно.

Резистентность к антибиотикам: часто задаваемые вопросы (1 из 2)

Что такое антимикробная резистентность? Может ли она передаваться между различными типами бактерий? Могут ли одни и те же бактерии быть устойчивыми к нескольким антибиотикам? Могут ли резистентные гены быть общераспространенными? Можно ли антимикробная резистентность быть измерена?

Что такое антимикробная резистентность, почему и как она возникает?

Резистентность к антибиотикам – это явление, благодаря которому на бактерии не влияет летальное или ингибирующее воздействие антимикробной молекулы. Этот процесс происходит регулярно в природе в течение тысяч лет: антибиотики производятся бактериями и грибами в природе с целью устранения конкуренции в конкретной экологической нише.

Бактерии, которые контактируют с этими антибиотиками, разрабатывают механизмы, чтобы противостоять им, позволяя им колонизировать места с питательными веществами и малым числом конкурентов.

Большинство антибиотиков, используемых как в медицине человека, так и в ветеринарной медицине, происходят из природы от этих соединений, и это всего лишь вопрос времени, чтобы клиническое использование антибиотиков позволяло выбирать эти очень эффективные механизмы сопротивления, созданные природой.

Передается ли резистентность к антибиотикам между различными типами бактерий?

Да, и это одна из главных проблем. В общем, бактерии имеют три способа противодействовать воздействию антибиотиков: путем изменения мишени антибиотика, путем разрушения антибиотика или путем вытеснение антибиотика наружу. Как правило, эти механизмы сопротивления могут передаваться как по вертикали, так и по горизонтали, что означает, что они могут передаваться как следующим поколениям, так и другим бактериям того же или другого вида.

Могут ли одни и те же бактерии быть устойчивыми к нескольким антибиотикам?

Бактерии способны аккумулировать резистентные механизмы в отношении нескольких антибиотиков. Это происходит главным образом в местах с большим уровнем присутствия антибиотиков, таких как больницы или, в некоторой степени, животноводческие фермы. В такой среде бактерии должны развиваться, чтобы выжить, поэтому они адаптируются и приобретают резистентные гены из окружающей среды. Примером этого в условиях ферм являются бактерии из окружающей среды или бактерии, присутствующие в микробиоте животных, которые, возможно, недавно были определены в стада.

Читайте также:  Опрелость под молочными железами - лечение

Являются ли резистентные гены общераспространенными для нас?

Без сомнений. Поскольку это естественный защитный механизм против естественных антимикробных молекул, резистентные гены обнаруживаются во всех экологических нишах. Кроме того, распространение резистентных генов является глобальной проблемой, поскольку использование антибиотиков или их присутствие в окружающей среде привело к позитивному отбору бактерий с этими генами. В сегодняшнем мире, где человек, животное, еда или материал могут легко перемещаться с одного места на другое за тысячи километров в течение нескольких часов, не являются нереалистичными мысли, и даже доказано, что резистентные гены распространяются так легко. Также верно, что уровень резистентности в некоторых странах выше, и это связано, в частности, с их национальными планами по борьбе с антимикробной резистентностью.

Как может антимикробная резистентность быть измерена/ оценена?

Уровень антимикробной резистентности можно измерить с использованием нескольких методов. Классические методы, такие как определение антимикробной активности посредством диффузии и метод микроразведений, позволяют нам, когда выделен возбудитель, определить антибиотики, к которым он устойчив или чувствителен, и знать его уровень резистентности. Эти методы, широко используемые в медицине человека, должны быть в значительной степени реализованы в области ветеринарии, так как они имеют высокий уровень рентабельности.

С другой стороны, современные методы молекулярной биологии позволяют нам знать уровень резистентности в более широких пределах. В настоящее время наша лаборатория является частью самого важного европейского проекта ветеринарной медицины для борьбы с резистентностью к антибиотикам в пищевой цепи под названием EFFORT (Мониторинг экологии антимикробной резистентности от фермы до стола потребителя). Этот проект осуществляется согласованным образом в 10 странах Европейского Союза, где были взяты образцы на всех уровнях, начиная от животноводческих хозяйств (свиноводческих хозяйств, птицеводческих хозяйств, хозяйств по выращиванию индеек, форели и крупного рогатого скота мясного направления) до бойни и розничных продавцов. Благодаря этому проекту мы сможем узнать уровень антимикробной резистентности в Европе, начиная от фермы и до стола.

Классические методы для оценки антимикробной резистентности. Рисунок с левой стороны показывает Е-TEST для измерения минимальной концентрации антибиотика, который предотвращает бактериальный рост. Правая сторона показывает тест на определение чувствительности микроорганизмов к антимикробным препаратам с различными зонами подавления роста, вызванными действием антибиотиков.

Эксперт: «Устойчивость к антибиотикам увеличивает затраты на лечение в 50–100 раз»

Устойчивость к антибиотикам — одна из наиболее серьезных угроз для человечества, уверены эксперты Всемирной организации здравоохранения. От болезней, вызванных резистентными бактериями, ежегодно умирают около 700 тыс. человек, а к 2050 году этот показатель может вырасти до 10 млн, подсчитали авторы доклада, заказанного британским правительством.

Профессор кафедры госпитальной терапии №2 Первого МГМУ имени Сеченова, президент Альянса клинических химиотерапевтов и микробиологов Сергей Яковлев рассказал в интервью научному обозревателю Тайги.инфо Илье Кабанову, чем опасна устойчивость к антибиотикам и что нужно сделать для решения этой проблемы.

Тайга.инфо: Как устойчивость микробов к антибиотикам влияет на здоровье людей?

— Антибиотикорезистентность — это очень опасное явление, но сама по себе она на здоровье людей не влияет. Другое дело, если человек заражен инфекцией, которая вызвана антибиотикорезистентным микробом. В таком случае обычные антибиотики могут не помочь. Особенно остро эта проблема ощущается в стационарах. Для людей с ослабленным иммунитетом или множеством сопутствующих заболеваний инфекции, вызванные устойчивыми бактериями, могут иметь катастрофические последствия.

Тайга.инфо: Как именно бактерии становятся невосприимчивыми к антибиотикам?

— Все бактерии, которые могут вызвать инфекцию у человека, в той или иной степени формируют устойчивость. Одни — в большей степени, другие — в меньшей. В стационаре практически все внутрибольничные штаммы имеют множественную или, к сожалению, полную резистентность. Даже такие банальные микробы, как кишечная или синегнойная палочка, вызывают инфекции, которые плохо поддаются лечению.

Читайте также:  Хлорамфеникол; инструкция по применению, описание, вопросы по препарату

Тайга.инфо: Почему в России этой теме в обществе не уделяется столько внимания, как в ряде других стран?

— Антибиотикорезистентность уже давно перестала быть сугубо медицинской проблемой. Сегодня она приобрела общественный масштаб во всем мире и в России. Вылечить инфекцию, вызванную чувствительным микробом, просто и дешево. Куда дороже избавиться от инфекции, вызванной полирезистентным микробом. Наши исследования показали, что в таком случае врачам приходится применять включенные в резерв дорогие антибиотики. Значит, затраты на лечение увеличиваются в 50–100 раз.

Но нельзя сказать, что ничего не делается. В 2017 году правительство утвердило стратегию предупреждения распространения антимикробной резистентности в Российской Федерации до 2030 года. В стратегии прописано, что государство относится к антибиотикорезистентности как к проблеме национальной безопасности. В документе намечены основные пути для решения этого вопроса: улучшение микробиологической службы диагностики, образование врачей, информирование населения о правильном использовании антибиотиков. Повторюсь, о проблеме антибиотикорезистентности необходимо говорить, а также важно воспитывать у населения ответственный подход к приему антибиотиков.

Тайга.инфо: Какие меры нужно предпринять для привлечения внимания к проблеме?

— Несколько лет назад я был в американской поликлинике, где у входа висел огромнейший плакат. На нем было написано: «Мама, не требуй от врача назначение антибиотиков. Только он знает, когда они нужны». Вот наглядный пример, как нужно рассказывать населению об осторожном приеме антибиотиков. Я считаю, СМИ и врачи должны делать это ежедневно. При выписке антибиотика врач должен объяснить пациенту, как нужно принимать препарат, ведь от этого зависит здоровье самого пациента и его близких. Врач обязан убедить пациента не принимать антибиотики, если они не показаны.

Неправильный прием антибиотиков приводит к резистентности и проблемам со здоровьем. Например, мамы не всегда знают, что детям в первые годы жизни нельзя без необходимости назначать антибиотики. Исследования показали: чем чаще назначаются антибиотики ребенку в раннем возрасте, тем чаще у него в пубертатном периоде возникают проблемы с избыточной массой тела.

Всегда помните, все антибиотики — биологические агенты, которые убивают микробов. Антибиотики назначаются со стратегической целью — устранить возбудителя инфекции, помочь человеку выздороветь от инфекции. Но есть и негативный эффект действия антибиотика — нарушение нормального микробиома человека. Именно поэтому мы и настаиваем, что антибиотики нужны только тогда, когда без них добиться эффекта от лечения невозможно. Не навредить — самый главный принцип.

Тайга.инфо: Россельхознадзор заявляет о невозможности ввести ГОСТ, запрещающий антибиотики в молочной продукции. На ваш взгляд, нужно ли такое регулирование продуктов питания?

— Я не специалист в этой области, но как можно допускать содержание антибиотиков в молочной продукции? Ведь личный контакт здорового человека с антибиотиками приводит к антибиотикорезистентности. Поэтому я не могу принять такую позицию: если есть добрая воля, желание, то все возможно.

Тайга.инфо: Какие разработки новых антибиотиков ведутся в России? Новые антибиотики усугубляют проблему резистентности или помогают ее решить?

— За последние 30 лет мы практически потеряли собственную научную базу для разработки новых антибиотиков. Отечественным фармацевтическим компаниям было проще покупать антибиотики за рубежом и распространять их здесь. На мой взгляд, это путь в никуда. Если завтра закроются границы для субстанций, у нас не будет антибиотиков вообще. Нужно говорить об импортозамещении препаратов. Однако разработка антибиотика занимает не год и не два. Это очень трудоемкий и многоэтапный процесс, поэтому, когда на рынке появляются новые препараты, это большое событие для врачей. В частности, благодаря недавно появившемуся цефтолозану/тазобактаму мы получили возможность лечить пациентов с инфекциями, вызванными очень устойчивым к лекарственным средствам возбудителем, — синегнойной палочкой. Данная бактерия включена Всемирной организацией здравоохранения в число наиболее опасных.

Также, к моей большой радости, в прошлом году в России впервые за 30 лет появилось два новых антибиотика исключительно отечественного производства и происхождения, которые были созданы с нуля. Это лекарственные препараты, не имеющие аналогов за рубежом. Процесс возрождения отечественной фармацевтики начался, но ему нужна государственная поддержка.

Ссылка на основную публикацию
Уничтожение клопов и Дезинфекция постельных клопов СЭС Москвы
Клопы постельные: средства уничтожения, фото клопов. Сотрудниками службы дезинсекции ежедневно уничтожается несколько десятков тысяч клопов. В 90-х годах городские жители...
УЗИ показало мальчика,а родилась девочка,почему сказали
На втором скрининге говорят пол ребенка Одним из важных диагностических исследований середины беременности является скрининг 2 триместра. Этот комплекс помогает...
УЗИ почек подготовка к исследованию у женщин и мужчин, что нельзя есть и пить и что взять с собой на
Как подготовиться к УЗИ почек: рекомендации, диета, питьевой режим Ультразвуковое исследование — широко распространенный метод диагностики заболеваний мочевыводящей системы. Его...
Уплотнение в груди как отличить доброкачественную шишку от злокачественной
Фиброаденома Фиброаденома – это доброкачественная опухоль молочной железы. Пальпаторно фиброаденома (ФА) определяется как болезненное (жгучая, колющая боль), легко смещаемое объемное...
Adblock detector